March 20th, 2010

прямо перед, свадьба

по-немецки!

Вчера у меня был самый "немецкий" день в Германии! Я около часа подряд разговаривала только по-немецки. Причем разговаривала очень много.
Я приехала на велосипеде в Welcome Centre к 10 утра, там я должна была встретиться с Еленой, чтобы пойти в Иностранное бюро по всяким разным бюрократическим делам. Елена немного задерживалась, и пока я ее ждала, то Ута решила развлечь меня светской беседой. Почему-то на немецком :) Раньше мы всегда общались с ней только по-английски. Конечно, когда я вошла, я сказала ей "Hallo!" по-немецки. Но ведь это же не значит, что у меня прекрасный разговорный немецкий! Тем не менее у нас состоялась продолжительная беседа про Росток, про Москву, про квартиры, про цены, про работу, про нас с Сережей и прочая-прочая... Там была еще одна незнакомая мне немецкая девушка, она тоже с интересом следила за нашей беседой, и иногда принимала участие.
А в тот момент, когда я рассказывала про переполненное московское метро (по-немецки, конечно), пришла Елена. И с ней мы тоже продложили разговаривать по-немецки, когда пошли под ручку под Утиным зонтом в Бюро, пока сидели и ждали в Бюро, пока шли обратно! Мы обсудили: иностранные языки, Германию, работу, ученых, Россию, почему мы приехали в Росток, Пасху и прочая-прочая...

Я даже не ожидала от себя, что смогу так долго болтать на свободную тему по-немецки! Хотя надо заметить, что когда в голове у меня не возникало нужного слова, то я говорила его либо по-английски (Уте), либо по-русски (Елене) и мне помогали его переводить. Но это было не так уж много раз, чесслово!

Но вот только я до сих пор не пойму, почему же Ута решила развлечь меня беседой по-немецки?! Единственная идея, которая приходит мне в голову, это то, что мы с Еленой переписывались по электронке по-немецки, причем письма мои были довольно внушительного размера. Может быть, Уте стало это известно, и она подумала, что раз я могу что-то читабельное написать, то я и говорить тоже могу?

В-общем, это был очень полезный в плане разговорного немецкого час